Rambler's Top100  

  Репрессии в СССР
История Карлага НКВД
Караганда и Карлаг НКВД
Свидетельства
Списки Карлага
Имена

Свидетельства

И это помнить!


СЛУЧАЙНОСТЬ...
Восемь лет пробыла в Карлаге моя мама – Екатерина Федоровна Дикая, арестованная в 1938 году в г. Благовещенске, через два месяца после расстрела отца. Я в концлагерь не попала по чистой случайности – мой паспорт находился на прописке у коменданта.

Арестовывавший маму Макаров (так он нам отрекомендовался) мог бы, конечно, послать меня к коменданту за паспортом, но отчего-то не сделал этого. Только поговорив с мамой на свиданиях, пока она была в тюрьме, и позже, уже через 8 лет после ее освобождения, дома, я по достоинству оценила поступок того работника органов безопасности.

ЧСИР
Маме было едва за сорок. По ее воспоминаниям, которые я здесь привожу, в Карлаге трудилась она на общих работах, работала в поле, потом перевели телятницей в отделение Березняки. Вспоминала, как много людей умирало от голода, простуд, холода, разных болезней – не хватало медикаментов. Лечились заключенные сами, как могли.

Она переболела малярией, но ей посчастливилось выжить... за счет телят. Телятам полагалось цельное молоко, ацидофилин, сливки. Не сдобровать было телятнице, если надзор заметит, что она попила молока. Если погибнет теленок, телятнице набавляли к сроку три года.

Однажды мама упала в обморок на работе – приступ малярии, и в это время один теленок не вернулся с пастбища. Спасла ее тоже заключенная по ст. 58-10 зоотехник Бондаренко, она составила акт, что теленок пал не по вине телятницы.

Осуждена моя мать была на 5 лет как ЧСИР, а пробыла в лагере все 8 – задержали «до особого распоряжения».

САДИСЬ НА СНЕГ!
Срок отбывала в Березняках и уже после того, как Карлаг расформировали, и мне довелось побывать на месте маминого заключения. Теперь это был совхоз «Березняковский. Бывшие заключенные рассказали о женщине из охраны, которая зверски издевалась над заключенными, заставляла больных женщин садиться на снег без белья, придумывала ужасные вещи, чтобы унизить человеческое достоинство. А бывший начальник Березняковского лаготделения позже, при встрече со мной, как-то обронил: «Я всегда знал, что никакие они не враги, а просто несчастные люди».

Что касается меня, то после ареста матери я долго не могла устроиться на работу – нигде не брали дочь «врагов народа». После освобождения мама и многие ее подруги по лагерю остались недалеко от тех мест, где сидели – куда было ехать без паспортов, без денег, без прописки, с клеймом «врага народа»?

Н. ДИКАЯ. Пос. Акчатау, Джезказганская обл. 1989 г.

 
 

При использовании материалов сайта,
ссылка на www.karlag.kz обязательна!

о проекте  |  обратная связь